Прокурор поддерживает государственное обвинение по каким делам в 2020 году

Самая важная информация по теме: "Прокурор поддерживает государственное обвинение по каким делам в 2020 году" с выводами от профессионалов. В случае возникновения вопросов и при необходимости актуализации данных вы можете обратиться к дежурному юристу.

Вправе ли помощник прокурора поддерживать государственное обвинение? (В. Сопин, «Российская юстиция», N 10, октябрь 2003 г.)

Вправе ли помощник прокурора поддерживать
государственное обвинение?

Одним из важнейших вопросов, возникшим в ходе практического применения УПК РФ, является вопрос об уголовно-процессуальных полномочиях помощников прокуроров всех уровней, а также прокуроров управлений и отделов.

Если нормы УПК понимать буквально, то, по моему мнению, указанные прокурорские работники не вправе быть государственными обвинителями по уголовному делу.

Согласно п.6 ст.5 УПК государственный обвинитель — поддерживающее от имени государства обвинение в суде по уголовному делу должностное лицо органа прокуратуры, а по поручению прокурора и в случаях, когда предварительное расследование произведено в форме дознания, также дознаватель либо следователь. Помощник прокурора вроде бы подпадает под понятие «должностное лицо органа прокуратуры», тем более что он упомянут в п.31 ст.5 УПК. Однако начальник отдела материально-технического снабжения прокуратуры области — тоже должностное лицо, но никому и в голову не придет признать за ним право поддержания государственного обвинения. К тому же не забудем, что ст.5 УПК начинается словами «если не оговорено иное», т.е. содержит общие нормы.

А в ст.37 УПК, определяющей полномочия прокурора в уголовном судопроизводстве, в том числе полномочия по поддержанию государственного обвинения в суде (ч.4), содержится специальная норма, где как раз оговорено, какое именно должностное лицо органа прокуратуры вправе поддерживать государственное обвинение. Там сказано, что «полномочия прокурора, предусмотренные настоящей статьей, осуществляются прокурорами района, города, их заместителями, приравненными к ним прокурорами и вышестоящими прокурорами». Заметьте — помощник прокурора здесь не упомянут.

Прокурор отдела (управления) прокуратуры субъекта Федерации никак не может являться «вышестоящим» прокурором по отношению к прокурору города или района хотя бы потому, что не имеет полномочий отменять решения последнего (это вправе сделать лишь прокурор субъекта Федерации или его заместитель). Таким образом, УПК РФ четко определил исчерпывающий перечень должностных лиц прокуратуры, которые имеют полномочия поддерживать государственное обвинение: прокуроры — руководители прокуратур районного (городского) уровня и их заместители; вышестоящие прокуроры (т.е. прокурор субъекта Федерации, приравненный к нему военный или иной специализированный прокурор, Генеральный прокурор Российской Федерации) и их заместители.

Названные лица могут делегировать эти полномочия только в одном случае — когда расследование проводилось в форме дознания, и вправе делегировать их только одному лицу — тому дознавателю либо следователю, который проводил дознание по данному делу (ч.4 ст.37 УПК).

УПК РФ не допускает, чтобы названные прокуроры передавали эти полномочия своим помощникам, прокурорам отделов (управлений) либо иным лицам.

Между тем Федеральный закон «О прокуратуре Российской Федерации» (ст.36) до сих пор предусматривал возможность участия помощника прокурора, а также прокурора управления (отдела) в качестве государственного обвинителя по уголовному делу в суде. Однако в данной части он теперь не подлежит применению: ст.7 УПК прямо запрещает суду и всем иным участникам процесса применять закон, противоречащий УПК РФ.

Проблема состоит в том, что по большинству уголовных дел государственное обвинение до сих пор поддерживалось именно помощниками прокуроров городов, районов и прокурорами управлений (отделов) прокуратур субъектов Федерации. УПК РФ лишил названных должностных лиц этих полномочий (равно как и всех других полномочий в уголовном процессе).

Получается, что теперь судебный процесс по любому уголовному делу может начаться с просьбы стороны защиты к государственному обвинителю: «Назовите должность, которую Вы занимаете в органах прокуратуры».

Услышав ответ: «Помощник прокурора района» (или прокурор управления, отдела), сторона защиты вправе тут же обратиться к суду: «Уважаемый суд! Согласно частям 4 и 6 статьи 37 УПК помощник прокурора района, равно как прокурор управления и отдела, не полномочны поддерживать государственное обвинение в суде. Я заявляю данному государственному обвинителю отвод, ибо он не является надлежащим государственным обвинителем».

И суд, на мой взгляд, должен будет удовлетворить ходатайство стороны защиты. Если суд этого не сделает и оставит помощника прокурора в процессе, это может явиться основанием для последующей отмены приговора.

Закрепленное в УПК РФ «исключение» помощников прокурора, прокуроров управлений и отделов из уголовного процесса выглядит необоснованным. Представляется целесообразным внесение в ст.ст.5 и 37 УПК изменений, касающихся наделения названных лиц определенными процессуальными полномочиями, в том числе правом поддержания государственного обвинения в суде.

старший прокурор отдела прокуратуры

«Российская юстиция», N 10, октябрь 2003 г.

Актуальная версия заинтересовавшего Вас документа доступна только в коммерческой версии системы ГАРАНТ. Вы можете приобрести документ за 54 рубля или получить полный доступ к системе ГАРАНТ бесплатно на 3 дня.

Купить документ Получить доступ к системе ГАРАНТ

Если вы являетесь пользователем интернет-версии системы ГАРАНТ, вы можете открыть этот документ прямо сейчас или запросить по Горячей линии в системе.

Вправе ли помощник прокурора поддерживать государственное обвинение?

В. Сопин — старший прокурор отдела прокуратуры Липецкой области

Статья 246. Участие обвинителя

1. Участие в судебном разбирательстве обвинителя обязательно.

2. Участие государственного обвинителя обязательно в судебном разбирательстве уголовных дел публичного и частно-публичного обвинения, а также при разбирательстве уголовного дела частного обвинения, если уголовное дело было возбуждено следователем либо дознавателем с согласия прокурора.

3. По уголовным делам частного обвинения обвинение в судебном разбирательстве поддерживает потерпевший.

4. Государственное обвинение могут поддерживать несколько прокуроров. Если в ходе судебного разбирательства обнаружится невозможность дальнейшего участия прокурора, то он может быть заменен. Вновь вступившему в судебное разбирательство прокурору суд предоставляет время для ознакомления с материалами уголовного дела и подготовки к участию в судебном разбирательстве. Замена прокурора не влечет за собой повторения действий, которые к тому времени были совершены в ходе судебного разбирательства. По ходатайству прокурора суд может повторить допросы свидетелей, потерпевших, экспертов либо иные судебные действия.

5. Государственный обвинитель представляет доказательства и участвует в их исследовании, излагает суду свое мнение по существу обвинения, а также по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства, высказывает суду предложения о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания.

6. Прокурор предъявляет или поддерживает предъявленный по уголовному делу гражданский иск, если этого требует охрана прав граждан, общественных интересов, интересов Российской Федерации, субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, государственных и муниципальных унитарных предприятий.

Читайте так же:  Рассмотрение обращения граждан в медицинской организации в 2020 году

7. Если в ходе судебного разбирательства государственный обвинитель придет к убеждению, что представленные доказательства не подтверждают предъявленное подсудимому обвинение, то он отказывается от обвинения и излагает суду мотивы отказа. Полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования полностью или в соответствующей его части по основаниям, предусмотренным пунктами 1 и 2 части первой статьи 24 и пунктами 1 и 2 части первой статьи 27 настоящего Кодекса.

8. Государственный обвинитель до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора может также изменить обвинение в сторону смягчения путем:

1) исключения из юридической квалификации деяния признаков преступления, отягчающих наказание;

2) исключения из обвинения ссылки на какую-либо норму Уголовного кодекса Российской Федерации, если деяние подсудимого предусматривается другой нормой Уголовного кодекса Российской Федерации, нарушение которой вменялось ему в обвинительном заключении или обвинительном акте;

3) переквалификации деяния в соответствии с нормой Уголовного кодекса Российской Федерации, предусматривающей более мягкое наказание.

9. Утратила силу.

10. Прекращение уголовного дела ввиду отказа государственного обвинителя от обвинения, равно как и изменение им обвинения, не препятствует последующему предъявлению и рассмотрению гражданского иска в порядке гражданского судопроизводства.

Комментарий к Ст. 246 УПК РФ

1. Обвинение в суде поддерживается или от имени государства, или от имени частного лица. От имени государства обвинение в судебном разбирательстве по уголовному делу поддерживает государственный обвинитель, к которым закон (пункт 6 статьи 5 УПК) относит должностное лицо органа прокуратуры.

2. По делам, подсудным судам субъектов РФ, государственные обвинители назначаются руководством прокуратур соответствующих субъектов РФ, а по делам с обвинительным заключением, утвержденным Генеральным прокурором РФ и его заместителями, — руководством Генеральной прокуратуры РФ (пункты 1.5 и 1.6 Приказа Генерального прокурора РФ от 3 июня 2002 г. N 28). По делам, подсудным федеральному районному суду и мировому судье, государственные обвинители назначаются руководством районных прокуратур. В случае принципиального несогласия прокурора — руководителя соответствующей прокуратуры с позицией своего подчиненного, назначенного государственным обвинителем, он (прокурор) должен решить вопрос о его замене, приняв функцию поддержания государственного обвинения по данному делу на себя лично либо поручив ее осуществление прокурору, утвердившему обвинительное заключение или обвинительный акт (пункт 1.10 того же Приказа Генерального прокурора РФ).

3. Лично от своего имени обвинение в суде поддерживает потерпевший или его законный представитель по уголовным делам частного обвинения, т.е. по делам о преступлениях, исчерпывающий перечень которых содержится в части второй статьи 20 УПК (см. комментарий к ней).

4. Государственный обвинитель является стороной в уголовном процессе, равной в своих процессуальных правах со стороной защиты. Его положение не дает каких-либо процессуальных преимуществ и привилегий. Прокурорские заключения по возникающим в ходе судебного разбирательства вопросам по своему юридическому значению равносильны мнению, соображению, высказывать которые предоставлено право любому участнику процесса, имеющему в деле собственный интерес, но не более того.

6. До удаления суда первой инстанции в совещательную комнату для постановления приговора государственный обвинитель в любой момент судебного разбирательства путем обращения к суду с соответствующим ходатайством вправе изменить обвинение по сравнению с тем, которое сформулировано в обвинительном заключении следователя или обвинительном акте органа дознания, но только в сторону смягчения данного обвинения (поворот к лучшему). В этом случае судебный процесс может быть продолжен. В случае же изменения обвинения (с поворотом к худшему), т.е. когда необходимо применить уголовный закон, предусматривающий ответственность за более тяжкое преступление, когда увеличивается число инкриминируемых эпизодов преступной деятельности, когда требуется переквалификация на статью УК, предусматривающую более строгое наказание, государственный обвинитель, по логике вещей, одновременно с таким ходатайством об изменении обвинения обязан заявить другое — о направлении уголовного дела для производства дополнительного расследования, предъявления нового обвинения и предоставления своему процессуальному оппоненту — стороне защиты возможности повторно защищаться от нового, более тяжкого обвинения.

7. Если отказ от обвинения заявлен государственным обвинителем в прениях сторон, никаких дополнительных процессуальных действий, предшествующих прекращению уголовного преследования, в судебном заседании не предполагается (Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 23 декабря 2005 г. // Бюллетень Верховного Суда РФ. 2007. N 1. С. 8).

8. Судебное решение (постановление, определение) о прекращении уголовного дела (уголовного преследования) в связи с отказом государственного обвинителя от обвинения может быть обжаловано в кассационном порядке на общих основаниях. Существовавшее ранее правило, согласно которому для такого обжалования и пересмотра требовались особые основания в виде новых или вновь открывшихся обстоятельств, упразднено, а часть девятая комментируемой статьи утратила силу именно в этой связи вследствие еще ранее состоявшегося решения Конституционного Суда РФ на эту тему.

9. Поддержание обвинения одновременно является и обоснованием гражданского иска. Прокурор в полном логическом соответствии со своей главной ролью обвинителя от имени государства (публичного обвинителя) вправе предъявить в судебном заседании гражданский иск либо поддержать гражданский иск, предъявленный потерпевшим (частным обвинителем), если этого требует охрана прав граждан, общественных и государственных интересов. При этом он не связан с позицией потерпевшего ни в отношении оснований иска, ни в отношении его размеров.

Кабмин увеличит финансирование судов, прокуратуры и СК

На официальном портале проектов нормативных правовых актов опубликовали проект федерального бюджета на 2020 год и на плановый период 2021–2022. В 11-м приложении к документу представлены планируемые расходы на российские ведомства.

В частности, в 2020 году Судебному департаменту при Верховном суде могут выделить 219 млрд руб., в 2021 году – 223,5 млрд руб., в 2020 году – 230,3 млрд руб. По данным ТАСС, ещё в 2017 году на судебную систему приходилось 203 млрд руб.

Что касается Верховного суда, в 2020 году расходы на его работу могут составить 6,4 млрд руб., в 2021 году – 6 млрд руб., в 2022 – 5,5 млрд руб. Для Конституционного суда в 2020 году выделили 711 млн руб., в 2021 году – 731,3 млн руб., в 2022 году – 757,4 млн руб.

Предполагается, что финансирование органов прокуратуры в 2020 году увеличат до 99,3 млрд руб., в 2021-м оно может составить 93,2 млрд руб., в 2022-м – 95,9 млрд руб. В проекте бюджета на 2018 год для Генпрокуратуры выделяли 73,5 млрд руб.

Читайте так же:  Увольнение по принуждению работодателя

Следственному комитету России в 2020 году могут выделить 50,4 млрд руб., в 2021-м – 50,3 млрд руб., в 2022-м – 51,4 млрд. В проекте бюджета на прошлый год для СКР предназначалось 40,5 млрд руб.

Если говорить о расходах на Минюст, то в 2020-м году на эти цели планируют выделить 6,5 млрд руб., в 2021-м – 7 млрд руб., в 2022-м – 6,9 млрд руб.

Расходы на деятельность ФСИН в 2020 году могут составить 291,5 млрд руб., в 2021-м – 246,6 млрд руб., в 2022-м – 254,2 млрд руб. В 2016-м бюджет службы составлял 264,7 млрд руб., в 2017-м – 246,9 млрд руб.

Также проект бюджета предусматривает увеличение финансирования ФССП. Планируется, что в 2020 году ведомству выделят 58,3 млрд руб., в 2021-м – 59,4 млрд руб., в 2022-м – 60,8 млрд руб. Два года назад в проекте бюджета для ФССП предназначалось 38,6 млрд руб., а в 2018-м – 39,9 млрд руб.

Прокурор поддерживает государственное обвинение по каким делам в 2020 году

Прокуратурой Западного административного округа г. Москвы поддержано государственное обвинение по уголовному делу в отношении гражданина Российской Федерации, обвиняемого в совершении преступлениям, предусмотренного ч. 2 ст. 264 УК РФ.

В ходе предварительного расследования установлено, что 08.07.2017 примерно в 01 час 30 минут обвиняемый управлял технически исправным автомобилем и находясь в состоянии алкогольного опьянения нарушил требования пункта 2.7 ПДД РФ, при этом к дорожной обстановке был невнимателен, управлял транспортным средством без учета интенсивности движения, дорожных и метеорологических условий, а также не принял мер, обеспечивающих возможность постоянного контроля за движением транспортного средства, чем нарушил абзац 1 пункта 10.1 ПДД РФ.

Приговором Никулинского районного суда г. Москвы от 22.11.2019 подсудимый осужден по ч. 2 ст. 264 УК РФ и назначено наказанию в виде 1 года 6 месяцев лишения свободы условно, с испытательным сроком в течение 3 лет, с лишением права заниматься определенной деятельностью – с лишением права управления транспортными средствами сроком на 2 года.

Суд вернул дело Полонского в прокуратуру для ужесточения обвинения

Тем не менее, возвращение дела может оказаться и плохой новостью для бизнесмена. Как сообщает ТАСС, дело возвращено для ужесточения обвинения. При этом арест бизнесмена продлен еще на три месяца. Так что ждать, пока гособвинение устранит недостатки, Сергею Полонскому придется в следственном изоляторе.

Напомним, что известный бизнесмен, как предполагает следствие, своими действиями нанес ущерб более 2,6 миллиарда рублей дольщикам, вложившимся в строительство элитных домов.

Как рассказывают в Гепрокуратуре, деньги привлекались с нарушением требований закона о долевом строительстве и, по указанию Полонского, перечислялись на иные цели. Сам бизнесмен категорически отрицает обвинения в мошенничестве. По его словам, которые передает «Интерфакс», то, что ему вменяется, попадает под статью 200.3 УК РФ (привлечение средств граждан в нарушение требований законодательства РФ об участии в долевом строительстве объектов недвижимости). Максимальное наказание по ней статье составляет до пяти лет лишения свободы.

Эта статья как раз и была введена в законодательство для защиты дольщиков. Ведь когда строительная компания, собрав деньги с дольщиков, лопается, оставив после себя недостроенные коробки, это не всегда мошенничество. Но всегда кто-то должен нести ответственность за слезы дольщиков.

Кстати, как сообщил сегодня агентству ТАСС адвокат Полонского, большинство потерпевших по уголовному делу получат квартиры без дополнительной платы. Соответствующее мировое соглашение было заключено в арбитражном суде с 80 потерпевшими. Еще 20 человек, как ожидается, заключат подобные соглашения в ближайшее время.

Впрочем, судя по всему, пока в деле Полонского берут вес другие аргументы. Как сообщают информационные агентства со ссылкой на его адвоката, судья усмотрела два квалифицирующих признака по статье 159 УК РФ. А в обвинении указано одно. Поэтому обвинителям предложено поработать с материалами. Пресс-секретарь Пресненского суда Москвы подтвердила информацию, что дело возвращено для квалификации действий обвиняемых как более тяжкого преступления.

Напомним, несколько лет Сергей Полонский скрывался от следствия за границей. Однако в прошлом году власти Камбоджи выдали его России. Вместе с Полонским перед судом предстанут руководитель финансового департамента компании Александр Паперно и гендиректор коммерческой фирмы Алексей Пронякин. Они обвиняются в пособничестве в мошенничестве.

Фигурантами дела о мошенничестве, совершенном, по версии следствия, с 2008 по 2009 год, являются также члены совета директоров корпорации Алексей Адикаев, Дмитрий Луценко и Максим Темников. Они объявлены в международный розыск.

Прокуратура Республики Беларусь

Видео (кликните для воспроизведения).

Надзор за точным и единообразным исполнением законов, декретов, указов, нормативных актов:

возлагается на Генерального прокурора Республики Беларусь и подчиненных ему прокуроров.

Прокуратура (статья 125 Конституции Республики Беларусь):

  • проводит предварительное следствие;
  • поддерживает государственное обвинение в судах.

Конституция Республики Беларусь определяет прокуратуру как единую централизованную систему, возглавляемую Генеральным прокурором, назначаемым Президентом с согласия Совета Республики. Нижестоящие прокуроры назначаются Генеральным прокурором (статья 126 Конституции Республики Беларусь).

Единую и централизованную систему органов прокуратуры составляют:

Задачами прокуратуры являются обеспечение верховенства права, законности и правопорядка, защита прав и законных интересов граждан и организаций, а также общественных и государственных интересов.

Прокурор при осуществлении своих полномочий независим. Какое-либо вмешательство в его деятельность недопустимо и влечет за собой установленную законодательными актами ответственность. Деятельность прокуратуры осуществляется на основе подчинения нижестоящих прокуроров вышестоящим прокурорам, в том числе Генеральному прокурору Республики Беларусь. Прокурорские работники не могут быть членами политических партий и иных общественных объединений, преследующих политические цели.

Прокуратура координирует правоохранительную деятельность государственных органов, осуществляющих борьбу с преступностью и коррупцией, а также деятельность по борьбе с преступностью иных организаций, участвующих в борьбе с преступностью, деятельность по профилактике правонарушений.

Деятельность прокуратуры основывается на принципах:

Правовую основу деятельности прокуратуры составляют:

Поддержание обвинения

Статью подготовил ведущий корпоративный юрист Шаталов Станислав Карлович. Связаться с автором

Вернуться назад на Обвинение

Вопрос о функционале прокурора в уголовном судебном разбирательстве в течение долгого времени оставался предметом споров. Распространение получила точка зрения о том, что в любой сфере правоотношений прокурор на любой стадии судопроизводства выполняет функцию надзора за исполнением законов. Другая точка зрения заключается в том, что прокурор в суде выполняет две функции — поддержание стороны обвинения и надзор за исполнением законов, и эти функции сочетаются в его профессиональной деятельности. Также существует точка зрения, которая базируется на полном отрицании прокурорского надзора в судебных стадиях уголовного процесса.

Такая точка зрения является крайней. По словам Пономарёва Г. С., «Безоговорочное отнесение прокурора к стороне обвинения на всех стадиях процесса представляет собой серьёзную натяжку и едва ли будет способствовать как укреплению законности в уголовном судопроизводстве, так и обеспечению прав личности обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца».

Читайте так же:  Уведомление о временном пребывании иностранного гражданина в 2020 году

Пункт 2 ст. 35 Федерального Закона «О прокураторе Российской Федерации» определяет, что при осуществлении уголовного преследования в суде, прокурор выступает в роли государственного обвинителя. При этом, он не утрачивает функции надзорного за законностью органа. В процессе судопроизводства по уголовному делу прокурор поддерживает сторону обвинения, обеспечивая обоснованность и законность (ч. 4 ст. 37 УПК РФ).

В суде прокурор является представителем от государства, ввиду чего он не может от его имени поддерживать незаконные или необоснованные обвинения в сторону подсудимого и не реагировать на допускаемые в ходе слушаний и производства нарушений. При этом не стоит понимать в этом безоговорочную позицию прокурора со стороны обвинения — если в ходе прений найдены доказательства непричастности подсудимого к обсуждаемому делу, то он не должен настаивать на своей позиции. В отличие от адвоката, функция которого по делу является односторонней, функция уголовного преследования исходит из надзорной, поэтому в качестве основных принципов уголовного преследования следует понимать принципы равноправия сторон и законности.

Согласно ст. 246 УПК РФ, прокурор перед судом поддерживает государственное обвинение, предоставляет доказательства причастности и вины, излагает своё мнение по поводу дела, изучает обстоятельства и улики, высказывает предложения о применении уголовного закона в адрес подсудимого. С этой точки зрения государственное обвинение выступает в качестве формы уголовного преследования, которое осуществляется прокурором.

В этой же статье говорится о том, что прокурор в праве отказаться от обвинения. Также в права прокурора входит изменение обвинения в сторону смягчения (ч. 8 ст. 246 УПК РФ), что предусмотрено действующим уголовно–процессуальным законом и для участия прокурора в суде присяжных. Другими словами, закон закрепляет права прокурора безотносительно состава суда, который рассматривает дело.

Закон исключает отягощение или существенное изменение обвинения, по которому было вынесено постановление о назначении судебного заседания. Однако, законом не регламентируется, какое именно обвинение стоит считать более тяжким, а какое — существенно отличающимся от ранее предъявленного. Эти моменты обговариваются в уголовно–правовой теории и Уголовном Кодексе.

В процессе исследования доказательств и их правовой оценке в судебном заседании прокурор руководствуется требованиями полноты, объективности и всесторонности. Он не может занимать предвзятую позицию. Прокурор априори уверен в виновности обвиняемого. Основной для такой позиции служат материалы предварительного следствия. При этом, в ходе судебного заседания, где изучение материалов происходит в ином процессуальном ракурсе, прокурор может изменить своё мнение по делу.

В результате разбирательства прокурор может прийти к выводу как о несостоятельности обвинения, так и о необходимости изменения объёма обвинения в сторону ухудшения положения обвиняемого. Если последнюю позицию оставить без внимания, то приговор может не соответствовать нормам законности и справедливости, а назначение уголовного судопроизводства о применении к виновным справедливого наказания (ч. 2 ст. 6 УПК РФ) останется не выполненным.

По этой причине «необходимо отказаться от сложившихся идеологических мифов и уделить основное внимание поискам способов более полного, всестороннего доказывания, более надежного формирования внутреннего убеждения правоприменителей, прежде всего судей».

Вместе с тем, принятие предложения о возможности изменения своего мнения в ходе судебного заседания прокурором на более тяжкое или существенно отягчающееся от ранее предъявленного по фактическим обстоятельствам потребует предоставления суду права на производство ряда следственных действий, что противоречит принципу состязательности и равноправия сторон, ущемляя права обвиняемого на защиту. Предоставление участникам права собирать доказательства вне судебного заседания противоречит принципу непосредственности судебного разбирательства.

Важным моментом, который объясняет невозможность отяготить обвинение, является то, что в уголовном процессе на суд возлагается единственная функция — отправление правосудия. Таким образом суд не может формулировать самостоятельно обвинения в адрес подсудимого, подменяя таким образом органы государственного обвинения.

Конституционный суд РФ высказал своё мнение о том, что возврат дела для дополнительного расследования по причине строгого разграничения судебной функции разрешения дела и функции обвинения в отсутствии ходатайств с любой из сторон отражает интересы только обвинения, поскольку в таком случае происходит восполнение недостатков именно обвинительской деятельности в ситуации, когда ни одним из субъектов обвинения (потерпевший, прокурор) сомнения в доказанности обвинения не устраняются.

По этой причине следует восстановить право прокурора, полагающего, что обвинение должно быть изменено на более тяжкое или существенно отличающееся по фактическим обстоятельствам, заявить ходатайство о возвращении дела для производства дополнительного расследования.

Приказ Генерального прокурора Российской Федерации № 44 «О повышении качества и эффективности участия прокуроров в судебных стадиях уголовного судопроизводства в условиях судебной реформы» указывает на то, что осуществление правосудия на началах состязательности и равноправия сторон «не только предполагает поддержание прокурором государственного обвинения практически по каждому направленному в суд уголовному делу, но и возлагает на него обязанность доказывания предъявленного подсудимому обвинения».

Не отрицая, что на прокурора действительно возлагается обязанность доказывания в судебном заседании обвинения, предъявленного подсудимому, можно полагать, что доказывание обвинения является всё–таки составной частью поддержания государственного обвинения. Из содержания приказа Генерального прокурора РФ № 44 вытекает и следующий вопрос: обязательно ли прокурору поддерживать государственное обвинение по каждому уголовному делу, направленному в суд?

УПК РФ ответил на этот вопрос утвердительно и установил, что участие государственного обвинителя обязательно в судебном разбирательстве уголовных дел публичного и частно-публичного обвинения, за исключением рассматриваемых мировыми судьями дел частного обвинения, где предусматривается участие в процессе потерпевшего в качестве частного обвинения. Необходимость участия прокурора в судебных заседаниях по всем делам публичного обвинения, направленным в суд после окончания предварительного следствия, к оспариванию не подлежит. И для практической реализации этой цели требуется многих сил и средств.

В. М. Быков отмечает, что прокуроры не в состоянии обеспечить поддержание обвинения по всем делам, их просто по количеству сотрудников прокуратуры для этого не хватает и законодатель решил часть работы прокуроров возложить на следователей и дознавателей. Было бы более правильным увеличить штаты прокуратуры, а не возлагать на органы дознания и следствия несвойственные им функции.

По данным исследования, приведённым В. Воскресенским и Ю. Кореневским, чтобы обеспечить участие обвинителя по всем делам, необходимо увеличить численность прокуроров более чем на 7 000 человек, а чтобы подготовить такое число новых прокуроров — около 10 лет.

Гособвинение по делу Ходорковского будет поддерживать прокурор Шохин

МОСКВА, 3 мар — РИА Новости. Гособвинение по второму делу экс-главы ЮКОСа Михаила Ходорковского и главы МФО МЕНАТЕП Платона Лебедева будет поддерживать прокурор Дмитрий Шохин, который участвовал и в первом процессе по делу Ходорковского, передает корреспондент РИА Новости из Хамовнического суда Москвы, где во вторник начнутся предварительные слушания.

Читайте так же:  Кредиторская задолженность строка

Шохин уже находится в суде, заседание назначено на 12.00 мск. Кроме того, в здании присутствует представитель Генпрокуратуры Валерий Лахтин, который участвовал в заседаниях по аресту Ходорковского и Лебедева и продлению им сроков содержания под стражей.

Поддержание государственного обвинения в стадии судебного разбирательства

Дата публикации: 28.11.2018 2018-11-28

Статья просмотрена: 837 раз

Библиографическое описание:

Хворостова Д. В. Поддержание государственного обвинения в стадии судебного разбирательства // Молодой ученый. — 2018. — №48. — С. 213-215. — URL https://moluch.ru/archive/234/54058/ (дата обращения: 18.12.2019).

Вопрос о функционале прокурора в уголовном судебном разбирательстве в течение долгого времени оставался предметом споров. Распространение получила точка зрения о том, что в любой сфере правоотношений прокурор на любой стадии судопроизводства выполняет функцию надзора за исполнением законов. Другая точка зрения заключается в том, что прокурор в суде выполняет две функции — поддержание стороны обвинения и надзор за исполнением законов, и эти функции сочетаются в его профессиональной деятельности. Также существует точка зрения, которая базируется на полном отрицании прокурорского надзора в судебных стадиях уголовного процесса. Такая точка зрения является крайней. По словам Пономарёва Г. С., «Безоговорочное отнесение прокурора к стороне обвинения на всех стадиях процесса представляет собой серьёзную натяжку и едва ли будет способствовать как укреплению законности в уголовном судопроизводстве, так и обеспечению прав личности —обвиняемого, потерпевшего, гражданского истца». [1]

Пункт 2 ст. 35 Федерального Закона «О прокураторе Российской Федерации» определяет, что при осуществлении уголовного преследования в суде, прокурор выступает в роли государственного обвинителя. При этом, он не утрачивает функции надзорного за законностью органа. В процессе судопроизводства по уголовному делу прокурор поддерживает сторону обвинения, обеспечивая обоснованность и законность. (ч. 4 ст. 37 УПК РФ). В суде прокурор является представителем от государства, ввиду чего он не может от его имени поддерживать незаконные или необоснованные обвинения в сторону подсудимого и не реагировать на допускаемые в ходе слушаний и производства нарушений. [2] При этом не стоит понимать в этом безоговорочную позицию прокурора со стороны обвинения — если в ходе прений найдены доказательства непричастности подсудимого к обсуждаемому делу, то он не должен настаивать на своей позиции. В отличие от адвоката, функция которого по делу является односторонней, функция уголовного преследования исходит из надзорной, поэтому в качестве основных принципов уголовного преследования следует понимать принципы равноправия сторон и законности. [3]

Согласно ст. 246 УПК РФ, прокурор перед судом поддерживает государственное обвинение, предоставляет доказательства причастности и вины, излагает своё мнение по поводу дела, изучает обстоятельства и улики, высказывает предложения о применении уголовного закона в адрес подсудимого. С этой точки зрения государственное обвинение выступает в качестве формы уголовного преследования, которое осуществляется прокурором. В этой же статье говорится о том, что прокурор в праве отказаться от обвинения. Также в права прокурора входит изменение обвинения в сторону смягчения (ч. 8 ст. 246 УПК РФ), что предусмотрено действующим уголовно–процессуальным законом и для участия прокурора в суде присяжных. Другими словами, закон закрепляет права прокурора безотносительно состава суда, который рассматривает дело.

Закон исключает отягощение или существенное изменение обвинения, по которому было вынесено постановление о назначении судебного заседания. Однако, законом не регламентируется, какое именно обвинение стоит считать более тяжким, а какое — существенно отличающимся от ранее предъявленного. Эти моменты обговариваются в уголовно–правовой теории и Уголовном Кодексе.

В процессе исследования доказательств и их правовой оценке в судебном заседании прокурор руководствуется требованиями полноты, объективности и всесторонности. Он не может занимать предвзятую позицию. Прокурор априори уверен в виновности обвиняемого. Основной для такой позиции служат материалы предварительного следствия. При этом, в ходе судебного заседания, где изучение материалов происходит в ином процессуальном ракурсе, прокурор может изменить своё мнение по делу. В результате разбирательства прокурор может прийти к выводу как о несостоятельности обвинения, так и о необходимости изменения объёма обвинения в сторону ухудшения положения обвиняемого. Если последнюю позицию оставить без внимания, то приговор может не соответствовать нормам законности и справедливости, а назначение уголовного судопроизводства о применении к виновным справедливого наказания (ч. 2 ст. 6 УПК РФ) останется не выполненным. По этой причине «необходимо отказаться от сложившихся идеологических мифов и уделить основное внимание поискам способов более полного, всестороннего доказывания, более надежного формирования внутреннего убеждения правоприменителей, прежде всего судей». [4]

  1. Громов Н. А., Зайцева С. А. Оценка доказательств в уголовном процессе. М., 2002. С. 41.
  2. Савицкий В. М. Перед судом присяжных: виновен или не виновен? М., 1999. С.69–70.
  3. Вандышев В. В., Смирнов А. В. Основы уголовного судопроизводства. СПб., 1996. С. 8; Шестакова С. Д. Указ. соч. С. 111.
  4. Шестакова С. Д. Реализация принципа состязательности в процессе доказывания на предварительном расследовании // «Следователь». 2002. № 10. С. 17.
  5. Быков В. М. Уголовно-процессуальный кодекс РФ и проблемы раскрытия преступлений (Полемические записки) // Право и Политика. 2002. № 9. С. 71.

Прокурор поддерживает государственное обвинение по каким делам

Правовой анализ функции государственного обвинения

Существенной особенностью функции государственного обвинения является ее детальная регламентация в уголовно-процессуальном законодательстве. В этом отношении в целом участие прокурора в рассмотрении дел судами значительно отличается от других направлений деятельности прокуратуры, которые подробно регламентируются Федеральным законом “О прокуратуре Российской Федерации”.

Применительно к участию прокурора в рассмотрении дел судами (включая государственное обвинение) в упомянутом Федеральном законе имеются лишь отдельные указания (касающиеся, как правило, одновременно и участия прокурора в гражданском, а также и арбитражном судопроизводстве). Детальное регулирование процессуального статуса прокурора, его полномочий, связанных с поддержанием обвинения, содержится в уголовно-процессуальном законе.

Определенный теоретический интерес представляет рассмотрение вопроса о том, когда прокурор начинает реализовывать функцию государственного обвинения. Актуальность поставленного вопроса обозначена тем фактом, что ряд видных процессуалистов высказывают и отстаивают мнение относительно того, что государственное обвинение следует рассматривать как самостоятельную стадию уголовного процесса lt;26gt;.

Нам представляется данное суждение спорным, поскольку этапы уголовного судопроизводства определены законодателем, а деятельность по поддержанию государственного обвинения вполне уместна в рамках реализации функции обвинения (уголовного преследования). Другое дело, что интересен момент относительного того, когда именно начинается деятельность по поддержанию государственного обвинения.

С одной стороны, государственный обвинитель – участник, реализующий это направление деятельности, появляется только в суде, и, следовательно, можно сделать вывод о том, что и государственное обвинение начинает реализовываться в судебном разбирательстве. С другой стороны, государственный обвинитель появляется с момента его назначения прокурором.

Читайте так же:  Объяснительная по факту недостачи

Заметим, что ряд вопросов, регулирующих реализацию прокурором функции государственного обвинения, решен в УПК РФ более совершенно, по сравнению с положениями прежнего уголовно-процессуального закона. Прежде всего это касается регламентации государственного обвинения, которая дана в тесной связи с деятельностью прокурора по осуществлению им уголовного преследования на стадии досудебного производства (ст. 37 УПК РФ).

Более четко сформулировано в УПК РФ и содержание функции государственного обвинения. В частности, в ст. 246 УПК РФ устранено содержавшееся в ст. 248 УПК РСФСР формально-логическое противоречие, состоявшее в том, что после указания в законе целого – “поддерживает государственное обвинение”, через запятую перечислялись его элементы (“принимает участие в исследовании доказательств”, “представляет суду свои соображения по поводу применения уголовного закона” и др.). В ч. 5 ст.

246 УПК РФ говорится, что государственный обвинитель представляет доказательства и участвует в их исследовании, излагает суду свое мнение по существу обвинения, а также по другим вопросам, возникающим в ходе судебного разбирательства, высказывает суду предложения о применении уголовного закона и назначении подсудимому наказания.

Формулировка “представляет доказательства и участвует в их исследовании” выглядит более четкой, чем несколько расплывчатое указание в прежнем УПК РСФСР на то, что прокурор “принимает участие в исследовании доказательств” (ч. 1 ст. 248 УПК РСФСР). В ст. 37 УПК РФ сказано, что прокурор вправе в порядке и на основаниях, которые установлены Кодексом, отказаться от осуществления уголовного преследования, то есть от государственного обвинения.

В данном случае учтены реалии, связанные с ходом судебной реформы, однако представляется, что замена обязанности прокурора в соответствующих случаях отказаться от обвинения, которая была предусмотрена ч. 3 ст. 248 УПК РСФСР, на его право сделать это (ч. 4 ст. 37 УПК РФ) является не вполне удачной. Положение “исправлено” указанием, содержащимся в ч. 7 ст.

В УПК РФ изъято содержавшееся в ч. 4 ст. 248 УПК РСФСР положение о том, что “отказ прокурора от обвинения не освобождает суд от обязанности продолжать разбирательство дела и разрешить на общих основаниях вопрос о виновности или невиновности подсудимого”. Постановлением Конституционного Суда РФ от 20.04.

1999 это положение было признано неконституционным, как нарушающее принцип состязательности судопроизводства и возлагающее на суд несвойственную ему функцию обвинения. Против такого решения выдвигались возражения, суть которых сводилась к следующему: изложенное в Постановлении Конституционного Суда понимание принципа состязательности, при котором она становится целью судебного разбирательства, а не средством достижения истины, чуждо традициям отечественного судопроизводства.

Искусственное перемещение цели судебного разбирательства с результата на соблюдение процессуальной процедуры, связанная с этим пассивность суда делают уголовный процесс неполноценным. По мнению ряда исследователей, такая постановка вопроса приводит к выводу о том, что судьба дела решается не судом, а полностью зависит от волеизъявления одной из сторон – государственного обвинителя.

В соответствии с ч. 7 ст. 246 УПК РФ полный или частичный отказ государственного обвинителя от обвинения в ходе судебного разбирательства автоматически влечет за собой прекращение уголовного дела или уголовного преследования. Данное положение полностью согласуется с ч. 3 ст. 15 УПК РФ, где говорится, что суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты, а лишь обязан создать необходимые условия для исполнения сторонами их процессуальных обязанностей путем реализации предоставленных им прав.

Поэтому отказ прокурора от обвинения – это не просто личное мнение прокурора, это основанная на личном участии в исследовании доказательств в ходе судебного разбирательства правовая позиция стороны обвинения. В силу принципа состязательности такая конструкция вполне оправданна, а заявления о пассивности суда в случае отказа прокурора от обвинения не соответствуют положению (статусу) суда в правовом государстве.

Позиция прокурора-обвинителя в ситуации, когда он отказывается от обвинения, определяется на основе его непосредственного участия в исследовании доказательств. Ни выводы предварительного следствия, ни решение прокурора, утвердившего обвинительное заключение, никоим образом не должны связывать государственного обвинителя в суде в отстаивании им своей позиции.

Попытки Генерального прокурора РФ, выраженные им в Приказе N 185 от 2007 г., навязать государственному обвинителю точку зрения прокурора, требование, чтобы он высказал в суде мнение, противоречащее его внутреннему убеждению, недопустимы, незаконны, они несовместимы со статусом государственного обвинителя (хотя такие факты, как отмечалось, имеют место в жизни) lt;27gt;.

“Как Вы поступали в случаях, когда, изучив материалы дела, по которому Вам поручено поддерживать обвинение, Вы приходили к выводу о том, что оно не имеет судебной перспективы с позиций прокуратуры как органа уголовного преследования (не доказана вина, дело подлежит прекращению по нереабилитирующим основаниям и т.д.)?”.

Данный вопрос задавался применительно не к ситуациям поддержания обвинения по 3 делам, а ко всей практике прокуроров-обвинителей. Оказалось, что большинство опрошенных сталкивались с подобными ситуациями. При этом 72% из них предлагали прокурору – руководителю органа, его заместителю отправить дело на дополнительное расследование, прекратить его либо принять иное процессуальное решение, препятствующее рассмотрению дела в суде;

48% (в том числе после обсуждения ситуации с руководителями, поэтому итог превышает 100%) брали на себя риск “дотянуть” дело в судебном заседании; 4% просили отстранить их от участия в деле в качестве обвинителя под каким-либо благовидным предлогом, не относящимся к существу дела (например, в связи с необходимостью лечения).

Несмотря на профессиональные и этические изъяны в позиции некоторых прокуроров-обвинителей из числа опрошенных, изложенные результаты исследования, в совокупности с ранее приводившимися данными, опровергают широко распространенное мнение, будто бы прокуроры-обвинители лишь “проштамповывают” в суде материалы предварительного расследования, якобы безоговорочно поддерживая содержащиеся в них выводы.

Видео (кликните для воспроизведения).

О том, что прокуроры, поддерживающие обвинение, как правило, занимают самостоятельную позицию, свидетельствуют и такие данные, относящиеся ко всей их практике в этой роли: 78% опрошенных полностью или частично отказывались от обвинения, в том числе половина – неоднократно, а 4% – по 10 и более раз (заметим в связи с этим, что у четверти экспертов стаж работы в качестве государственного обвинителя менее 3 лет).

Прокурор поддерживает государственное обвинение по каким делам в 2020 году
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here